«Ангел смерти». Эту нацистскую садистку повесили, когда ей не исполнилось и 22 лет

Чудовищная жестокость надзирательницы фашистских лагерей смерти Ирмы Грезе сочеталась с красивой внешностью фурии. Она была просто помешена на зверствах над заключенными.

Дочь времени и режима

По нынешним меркам, Ирма родилась в многодетной семье – помимо нее у крестьянина Альфреда Грезе и его жены Берты было еще четверо детей. В 13-летнем возрасте будущее «прекрасное чудовище» осталась без матери – та покончила с собой. Отец и мать не ладили друг с другом, Альфред поколачивал Берту, и та, в конце концов, выпила соляной кислоты.

Отец Ирмы с 1937 года был членом нацистской НСДАП, но так случилось, что в итоге «истинной арийкой» и свято преданной идеалам нацизма показала себя его дочь, недоучка Ирма. Школу она бросила спустя 2 года после смерти матери. Вместо учебы Грезе активно занималась популяризацией нацистской идеологии в девичьем подразделении гитлерюгенда, где ее вскоре приметили старшие товарищи.

Концлагерь как место для самореализации

На протяжении ряда лет Ирма Грезе искала себе занятие по душе и меняла специальности. Недолго проработала в эсэсовской здравнице Хоэнлихен, ассистируя медсестре. Но эта размеренная деятельность была не по нутру раздираемой страстями и пороками девице. В 19 лет Грезе, невзирая на решительный протест отца, решила вступить в женское вспомогательное подразделение СС.

Состоявшие в подобных нацистских структурах женщины служили, в том числе, и надзирательницам и в концлагерях.В том же году Ирма Грезе поступила на работу в специализированный женский концлагерь «Равенсбрюк», затем ее перевели в «Аушвиц». К концу 1943 года Грезе дослужилась уже до старшей надзирательницы.

Несостоявшаяся актриса, настоящая ведьма

Сохранились воспоминания оставшихся в живых узниц «Аушвица» о поведении этой внешне красивой нацистской «салтычихи», которая после войны хотела посвятить себя кинокарьере. У Грезе было несколько прозвищ, и в каждой из этих двух словоформ одно слово неизменно обозначало женскую прелесть, а от второго веяло адом – белокурую и голубоглазую надзирательницу называли «светловолосым дьяволом», «ангелом смерти» и, наконец, «прекрасным чудовищем».

                                                                                                                                                                                                                                                                     

Она благоухала духами, что отмечали все женщины-заключенные, и предпочитала серой униформе обтягивающий фигуру голубой жакет. Даже хлыст у нее был особенный, с жемчужной инкрустацией и стальными вставками.

«Прекрасное чудовище» и издевалось над заключенными особо – со звериной жестокостью. За людей заключенных Грезе не считала, у нее был абажур, сделанный из кожи убитых женщин. Грезе изощренно, часто до смерти мучила их, травила голодными собаками, могла убить любую из них по своему произвольному выбору. Более 30 тысяч женщин из 30 бараков находились в полной власти этой садистки.

Одна из заключенных на послевоенном судебном процессе заявила, что Ирма Грезе была лесбиянкой, специально отбирала среди лагерниц понравившихся ей молодых девушек, насиловала их, а потом отправляла в газовые камеры. Надзирательнице также приписывают половые отношения с охранниками-эсэсовцами, комендантом лагеря и с самим «Доктором Смерть» – так называли Йозефа Менгеле, проводившего жуткие медицинские эксперименты над заключенными. «Светловолосый дьявол» могла часами смотреть на его пытки.

Песни накануне казни

Перед тем как попасть в английский плен в апреле 1945 года Ирма Грезе служила в концлагере «Берген-Бельзен». Два месяца, до 17 ноября, шла работа британского военного трибунала, названная в прессе «Бельзенским процессом». Помимо Грезе на скамье подсудимых были и другие сотрудники концлагеря во главе с его комендантом Йозефом Крамером.

Ирму Грезе в числе 11 приговоренных к смертной казни повесили 13 декабря того же года. Она не был единственной казненной женщиной, помимо «Прекрасного чудовища» на виселице вздернули еще двух надзирательниц-убийц из этого концлагеря – Элизабет Фолькенрат и Иоганну Борман.

Свидетели утверждают, что последняя ночь жизни была проведена Грезе и Фолькенрат под собственное исполнение нацистских песен. Когда удавка уже была на шее 22-летней Ирмы Грезе, ее физиономия сохраняла невозмутимое выражение. Английского палача Альберта Пирпойнта Грезе даже поторопила: «Schneille!»

источник
                                                                                                                                                                                                                                                                     

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

«Ангел смерти». Эту нацистскую садистку повесили, когда ей не исполнилось и 22 лет