Банда Монгола или как зарождался рэкет в СССР

Почему криминального авторитета Монгола называют «дедушкой рэкета» Монгол – человек, который заставил вздрогнуть всю Москву. Именно Геннадий Карьков (его настоящее имя) заложил основы организованной преступности в СССР. Монгол – дедушка рэкета. В конце 60-х годов большинство советских людей получает зарплату в 120 рублей в месяц. Заграницу никто не ездит, развлечений мало, все силы уходят на добычу продуктов и более-менее красивой одежды.

Люди, у которых зарплата 300 рублей, считаются очень обеспеченными. Единственный источник информации – телевидение и газеты, где рассказывают исключительно о достижениях народного хозяйства. Валерий Карышев, адвокат, вспоминает: «все время писали о том, что построили новый завод, или собрали рекордное количество урожая. Но никогда не упоминали о том, что в СССР существует преступность, и она не умирает. Наоборот, с ростом населения она увеличивалась».

«Профессиональный» рост Монгола

Сидя в одной камере со знаменитым вором в законе Васей Бриллиантом, Геннадий Карьков сумел снискать его расположение. Бриллиант увидел в хватком и смышленом парне отличный потенциал и предрекал ему большое будущее.
Геннадий Карьков родился в Москве, в 1930 году. В начале 60-х получил 3 года лишения свободы за кражу. Колония общего режима в Боровске стала его Высшим учебным заведением. Из нее он вышел с четким пониманием, как наладить криминальное дело, в котором он все решения будет принимать самостоятельно. За азиатскую внешность Карьков еще на зоне получил кличку «Монгол». Михаил Игнатов, бывший оперативный сотрудник, вспоминает: «он очень дальновидный, мог любую ситуацию просчитать на два-три шага, очень хороший психолог, умел располагать к себе людей». Сидя в одной камере со знаменитым вором в законе Васей Бриллиантом, Геннадий Карьков сумел снискать его расположение. Бриллиант увидел в хватком и смышленом парне отличный потенциал и предрекал ему большое будущее. И он не ошибся.

 

При выходе из колонии Монгол получил от воров рекомендацию на волю. Его встретили, одели, накормили. И эти уголовники стали первыми людьми, которых он уговорил начать новое дело. Оставалось понять, чем заняться. Идея осенила его в ресторане, когда он подметил, что шире всех в ресторанах гуляют «торгаши», граждане, которые имели отношение к дефициту, руководители баз и универмагов. Своими наблюдениями Монгол рассказал на ближайшей сходке, и объявил, что теперь они будут работать по-крупному.

Жертвы

Одной из первых жертв Монгола стала директор популярной в городе шашлычной Антонина Ломакина. В тот день люди из банды Монгола затащили в машину и возили по городу. Через 4 часа она согласилась отдать деньги, и ее отвезли домой. Уже в квартире Антонина стала кричать и звать на помощь, и это спугнуло бандитов. Правда, Ломакина не обратилась в милицию, поскольку сама зарабатывала обманом покупателей. Это было характерное решение и для других жертв Монгола, ведь он грабил тех, кто живет на нетрудовые доходы.
Через две недели ее снова схватили и увезли на машину в сторону леса. В лесу ее заставили копать себе могилу, подвешивали на веревке. После трех дней пыток она отдала бандитам все, что у нее было: деньги, драгоценности, украшения. Бандиты проявили мелочность, забирая даже предметы мебели из дома.

Монгол, Япончик и Балда

Наиболее активными участниками преступной группировки Монгола были Иваньков Вячеслав Кириллович, известный как Япончик. Он родился 2 января 1940 года в Москве. Вторым активным участником ОПГ был Быков Владимир Васильевич, 1937 года рождения, уголовная кличка «Балда». В 1972 году ОПГ Монгола была разоблачена, и он дал команду своим ребятам, чтобы они освободили Иванькова любыми способами. Когда арестовали Монгола, он оставил криминальное наследство Япончику, и Иваньков должен был его заменить. Япончик получил свою кличку за раскосые глаза. Иваньков был хорошим учеником, и даже превзошел своего учителя. В середине 80-х он создаст новую ОПГ, уже нового типа, еще наглее и безжалостнее.
Когда Япончик только предлагал свои услуги Монголу, он удивил его своей хорошей физической формой. На следующий день предложил украсть милицейскую форму, чтобы заниматься вымогательством, играя роли работников правоохранительных органов. Негласным лозунгом банды Монгола было «грабь награбленное!», ведь они вымогали деньги у тех, кто тоже нарушал закон: взяточников, владельцев подпольных цехов, спекулянтов. Монгол не был Робин Гудом, который раздает добытое бедным гражданам.

                                                                                                                                                                                                                                                                     

Новой задачей было не только отнять то, что есть, но и поставить жертву в условия, при которых она должна была делиться: 10 процентов от месячного дохода. За три года Монгол обложил больше сотни богатых граждан такой «данью».

Ночной клуб «Сатурн»

В советское время бары и рестораны работали только до 23 часов. До 24 часов работали бары в гостиницах, где жили иностранцы. Был один круглосуточный бар в аэропорту Внуково, и если кто-то хотел «продолжения банкета», то ехали туда. Михаил Звездинский был директором ресторана «Сатурн». Он, в обход всем законам, превратил свое заведение в настоящий ночной клуб. Заведение находилось в неприметном доме, а окна всегда были плотно занавешены. Вход в клуб стоит сто рублей – почти месячный заработок инженера. В клубе отдыхали все: звезды эстрады, актеры, богема. Особой гостьей была Галина Брежнева, которая очень любила творчество Звездинского. Послушать «блатняк» собиралась вся теневая Москва. Ресторан «Сатурн» считался местом для «своих». Два раза в неделю Монгол с Япончиком приходили сюда, но Звездинского не трогали, даже наоборот, уважали его.

Отношения с другими ОПГ

Банда Монгола очень не нравилась остальным бандитам: уголовный мир считал Карькова выскочкой. В то время среди воров считалось зазорным заниматься рэкетом, а Монгол нарушил это негласное правило. Кроме этого, Монгол сотрудничал с милицией, что было грубым нарушением кодекса воровской чести и попиранием всех основ. И самое страшное – Монгол начал «трясти» тех, кто держал воровской «общаг». Они вызвали его в ресторан «Вареники» и в лицо назвали крысой. Монгол парировал, что они сами пришли на встречу «под кайфом», и разговаривать он с ними не будет. Вася «Бриллиант» после выхода на свободу пытался поговорить с Монголом, но тщетно – Монгол не собирался жить по «старым воровским правилам».

В банде Монгола было 30 бойцов, но больше всего он ценил четырех: Вячеслава Иванькова, Павла Быкова, Калымского-«битумщика» и «Сиську». Банда была очень богатой, но рядовые были почти нищими, и работали только «за интерес».

Информаторами банды были женщины легкого поведения, продавцы универмагов, ювелирных и меховых магазинов. Другими точками сбора информации были комиссионные магазины импортной техники и продавцы антикварных магазинов. Высокопоставленные лица, цеховики и теневики обожали вещи с историей, и готовы были за них платить.

Как поймали Монгола

Консерваторы-воры предложили сотрудничество милиции. «Старым» ворам страшно надоел Монгол и его наглая банда, поэтому они пошли на переговоры с силовыми структурами. Так милиции стало известно про банду Монгола. Но дело было сложным, ведь заявлений от потерпевших не было. Все, кого он грабил или пытал, сидят очень тихо.

Когда в банду Монгола порекомендовали нового бойца, никто не почувствовал неладного, а это был сотрудник МУР (московский уголовный розыск). Операция по захвату банды Монгола вошла в учебники по криминалистике. Работа МУРа была филигранной. День за днем собирая сведения от внедренных в банду информаторов, милиция сжимала кольцо вокруг ОПГ, которая действовала все наглее и наглее. Монгола взяли в 1972 году во время сходки в одном из московских ресторанов. Под следствием оказались сразу 27 человек. Монгол вел себя спокойно во время допросов, потому что был уверен, что у следствия просто не хватит улик. Действительно, доказать удалось только несколько эпизодов. Монгол получил 14 лет лишения свободы, хотя обвинение настаивало на высшей мере наказания. Некоторые следователи решили, что адвокат и судья были в сговоре. Монгол брал всю вину на себя, чтобы Япончик продолжил его дело и не ошибся: Иваньков стал знаменитым вором в законе.
После 14 лет тюрьмы Монгол вышел на свободу коронованным вором в законе. Был 1986 год, разгар перестройки. Все, кого Монгол преследовал, стали хозяевами жизни. Он сколотил новую банду, но дело не пошло. Вскоре Монгол скончался от рака, так и не успев пожить в купленном после освобождения доме во Франции.

источник
                                                                                                                                                                                                                                                                     

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Банда Монгола или как зарождался рэкет в СССР