Дайвер жил два дня под водой без кислорода

Недавно Сиско Грасиа пережил то, что дайверы называют самым страшным кошмаром: он остался в подводной пещере без запаса кислорода. Ему пришлось ждать помощи два дня. Выжить дайверу удалось только благодаря обнаруженному в пещере воздушному карману и правильно принятым решениям.

В субботу, 15 апреля, 54-летний Сиско нырнул под воду на острове Майорка. Это погружение должно было стать самым обычным. Грасиа преподает геологию, а выходные обычно проводит под водой: он изучает сложную систему местных подводных пещер и составляет их карту.

В этот раз Грасиа и его напарник Гильем Маскаро собирались подробнее изучить пещеру Кова-де-са-Пикета, которая разветвляется примерно в километре от входа и превращается в настоящий подземный лабиринт, состоящий из множества заполненных водой залов.

Туда они добирались около часа. Пока Грасиа собирал образцы пород, Маскаро переместился в один из соседних залов, чтобы набросать его схему. Они как раз собрались возвращаться обратно на сушу, когда произошло сразу несколько неприятных вещей.

Сначала Грасиа и Маскаро случайно столкнулись у выхода из зала — из-за их столкновения осадочные породы поднялись со дна и замутили воду. В мутной воде было сложно что-либо рассмотреть. А потом они обнаружили, что страховочная веревка, по которой они должны были возвращаться к выходу из лабиринта, то ли порвалась, то ли выскользнула.

«Мы можем только предполагать, что случилось: вероятно, на веревку упали камни и ее перебило или засыпало. Мы потеряли драгоценный час, пытаясь найти нейлоновый трос наощупь, но тщетно», — вспоминает Грасиа.

Уже к этому моменту двое дайверов находились в смертельной опасности. Они израсходовали весь имевшийся у них основной кислород, а также почти весь запас, предусмотренный на случай чрезвычайной ситуации.

К счастью, Грасиа вспомнил, как кто-то из дайверов упоминал, что в одном из соседних залов есть воздушный карман (участок, где свод зала поднимается выше уровня воды). Он потащил туда Маскаро, чтобы они могли обсудить ситуацию. Кислорода у них оставалось ровно столько, чтобы на сушу выбрался только один из них.

«Мы решили, что я останусь, а Гильем отправится за помощью. Он был худее, и ему нужно было меньше кислорода. А мне было более привычно дышать пещерным воздухом, в котором гораздо выше содержание углекислого газа», — объясняет Грасиа. По карте они проложили альтернативный — более длинный, но менее сложный — маршрут наружу. Часть его Маскаро должен был пройти без страховочной веревки и вполне мог потеряться.

«Это приблизительно как сесть за руль и пытаться вести машину очень туманной ночью, — говорит Грасиа. — Гильем не хотел оставлять меня одного, но мы оба понимали, что это наш единственный шанс».

Когда Маскаро уплыл, Грасиа снял с себя большую часть снаряжения и попытался обследовать зал пещеры, где он оказался. В длину зал оказался около 80 метров, в ширину — метро 20, расстояние между сводом и поверхностью воды — около 12 метров. Через какое-то время Грасиа обнаружил, что воду — верхний ее слой — можно было пить.

Он нашел большой плоский камень и забрался на него, чтобы отдохнуть. Грасиа решил обходиться без света. Два из трех захваченных с собой фонариков уже не работали, а в последнем садилась батарейка. «Я включал его только тогда, когда мне нужно было в туалет или когда я спускался за водой», — рассказывает дайвер.

Больше он не мог сделать ничего — ему оставалось лишь ждать, в полной темноте, и надеяться на спасение. «Я спрашивал себя, почему это произошло со мной сейчас — после стольких лет занятий дайвингом», — говорит мужчина.

«Первые семь-восемь часов ожидания я не терял надежды — я думал, что Гильем выбрался. Но через какое-то время я начал отчаиваться. Я думал: наверное, Гильем потерялся и погиб, и никто не знает, что я здесь», — рассказывает Грасиа. Он начал думать о близких, которые ждут его на суше. «У меня двое детей: сыну — 15 лет, дочери — девять.

                                                                                                                                                                                                                                                                     

Я думал о том, каково им будет в таком юном возрасте потерять отца, и о том, что с ними будет», — вспоминает дайвер. Хотя ему удалось устроиться неподвижно, вскоре на его состоянии начало сказываться высокое содержание в окружающем воздухе углекислого газа.

                                                                                                                                                                                                                                                                   

Ведь в воздухе, которым мы дышим на поверхности, содержание углекислого газа составляет примерно 0,04%, а в воздушном кармане этой подводной пещеры этот показатель достигал 5%. «У меня болела голова, и хотя я был изнурен из-за недостатка кислорода, я не мог уснуть, меня одолевали мысли», — говорит Грасиа.

К тому же из-за недостатка кислорода его начало обманывать собственное сознание. «Мне казалось, что я вижу свет
под водой и слышу, как поднимаются пузыри, и вот-вот должен появиться дайвер. Но когда я поворачивал голову, я ничего этого не видел. Это была галлюцинация», — вспоминает Грасиа.

Дайвер потерял счет времени. Ему казалось, что прошло несколько дней, прежде чем он услышал громкий шум над собой. Он понял, что Маскаро, наверное, все-таки удалось выбраться, и к нему спешат на помощь. «Мне показалось, что я слышу звук наполняющихся воздухом цистерн.

Позже я понял, что они, вероятно, пытаются пробурить скалу», — говорит дайвер. «Я был просто счастлив, когда понял, что меня ищут», — признается он. Однако, когда шум затих, Грасиа пережил один из самых тяжелых моментов. «Я думал, что я могу умереть самой страшной для дайвера смертью — из-за отсутствия еды или воздуха.

У меня почти села батарейка в последнем фонарике, и я понимал, что уже не смогу спуститься за водой в темноте», — говорит Гарсиа. «Я решил доплыть до скалы, где лежало мое снаряжение, и взять нож. Я хотел, чтобы он был при мне на случай, если мне придется выбирать, как умереть — быстро или медленно», — рассказывает дайвер.

Погрузившись в эти мысли, Гарсиа снова услышал звук пузырящейся воды: «Я обернулся и увидел свет фонаря дайвера — он становился ярче и ярче. Сначала я подумал, что это еще одна галлюцинация, но потом понял, что свет был настоящим, и увидел появляющийся из-под воды шлем».

Это был Бернат Кламор, его старый друг. «Я прыгнул в воду, чтобы обнять его. Он спросил меня, как я, и сказал, что очень боялся, что я уже погиб», — рассказывает Грасиа. Гарсиа узнал, что Маскаро, выбравшись на сушу, немедленно поднял тревогу, но из-за плохой видимости спасательная операция буксовала.

Спасатели сначала попытались пробурить скалу, чтобы через отверстие забросить ему еду и воду. Это объясняло тот шум, который Грасиа слышал, ожидая помощи. Но эта попытка тоже не удалась. В итоге Кламор и его товарищ Джон Фредди смогли добраться до него через день — после того как поднявшиеся со дна осадочные породы осели и видимость улучшилась. Но на этом испытания для Грасиа еще не закончились — Кламор был вынужден уплыть за спасателями.

Он оставил дайверу пакетики с глюкозой, чтобы тот мог немного восстановить силы. «На то, чтобы вызволить меня оттуда, ушло еще восемь часов. Но это были счастливые восемь часов», — говорит Грасиа.

Перед тем как выбираться из пещеры, спасатели дали дайверу подышать воздухом с более высоким содержанием кислорода. Он вернулся на сушу вечером в понедельник, 17 апреля, — спустя 60 часов после погружения в воду. Гильем Маскаро встретил его на берегу.

«Мы обнялись, но у нас не было времени поговорить, так как меня сразу увезли на скорой, — вспоминает Грасиа. — Меня подкосило сразу, как только я вышел из воды. У меня была температура 32 градуса — то есть был риск гипотермии. На ночь мне дали подышать чистым кислородом». Грасии удалось держать свои эмоции под контролем все это время.

«Дайверы должны уметь контролировать свои эмоции. Но на следующий день [после спасения] я посмотрел телерепортаж о большой спасательной операции — и заплакал. Я был так благодарен», — говорит он.

Грасиа не перестал заниматься дайвингом, несмотря на то что шансы быть спасенным тогда у него были невелики. «Я не держу зла на эту пещеру — не она же виновата в произошедшем», — считает дайвер и говорит, что продолжит работать над картами пещер острова Майорка.

«Моим детям это занятие не нравится, но они не говорят мне его бросить. Я изучаю подводный мир уже 24 года. Это у меня в крови», — говорит дайвер.

источник
                                                                                                                                                                                                                                                                     

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Дайвер жил два дня под водой без кислорода